Крым. Что омрачит отдых патриота?

В курортной отрасли, уверяют представители власти и туриндустрии, от включения Крыма в состав России мы получим только плюсы, а вот экология и рыболовство оставляют много вопросов. Эксперты размышляют: как строительство моста через Керченский пролив скажется на обитателях Азовского моря и куда девать кильку, со сбытом которой у российских рыболовов и так проблемы?

«Уверен — в этом сезоне конкуренция уж точно не будет ощущаться. С учетом напряженной ситуации и транспортных проблем, резкого разворота туристов от курортов Краснодарского края в Крым не ожидается. Будет, как минимум, снижение турпотока в Крыму», — рассказал заместитель председателя комитета по вопросам санаторно-курортного комплекса и туризма Законодательного собрания Краснодарского края Андрея Булдин («Единая Россия»). К слову, сам депутат на этой неделе вернулся из Крыма, где общался с коллегами и стал наблюдателем на референдуме.

У курортов Кубани и Крыма — общие проблемы

Заместитель председателя комитета добавил, что включение Крыма в состав России поможет Краснодарскому краю решить курортные проблемы — лоббировать их перед федеральным центром будут сразу два региона. Например, общей является проблема привлечения туристов в межсезонье, значительное число небольших гостиниц, работающих «по-серому», — они создают нагрузку на социальную сферу и инфраструктуру, но практически не платят налогов.

«Серьезный вопрос — классификация средств размещения. Случается, что людям продают путевку в 4-звездочный отель, а там, грубо говоря, туалет во дворе. Сейчас по российскому законодательству классификация необязательна — кто-то выполняет, кто-то нет. Краснодарский край и Крым, по крайней мере, в беседах коллеги меня поддержали, будут добиваться, чтобы определение обязательности классификации передали субъектам или она стала обязательной на федеральном уровне» — подытожил парламентарий.

Проректор Российского государственного университета туризма и сервиса Юрий Копылов подчеркнул: если Украина введет жесткие санкции на пересечение границы по железной дороге и автобусами, а у туристов из центральной России останется один путь в Крым — самолетами — выиграет Краснодарский край. Потому что, не секрет: кубанские и крымские здравницы чаще выбирают люди со средним достатком. И конкурентным преимуществом здесь станет более дешевый железнодорожный транспорт, с допуском которого на украинской границе могут возникнуть сложности. «Поэтому на переходный период, на этот год, нужна специальная программа дотирования российских авиаперевозчиков на рейсах Москва—Симферополь и «Москва – Севастополь»» — считает Копылов.

Собеседник уточнил, что Крым сегодня привлечет российских туристов фактором новизны. Египетское направление закрыто, новые курорты Таиланда, Южного Вьетнама и Бали — слишком далеки, в Турции год от года снижается уровень сервиса и предложений.

Президент краснодарского Центра прикладной социологии и политологии Геннадий Подлесный считает, что в сезон-2014 Кубань не прогадает — совместить летний отдых с экскурсиями на олимпийские стадионы захотят совместить многие, не попавшие на Игры в этом феврале и марте.

Экологи бьют тревогу

Но «зеленые» считают: строительство моста между Краснодарским краем и Крымом, если оно пойдет привычными для российских госкорпораций методами, может обернутЬся экологическими проблемами. Так, заместитель координатора Экологической Вахты по Северному Кавказу Дмитрий Шевченко подчеркнул, что Керченский пролив — ключевая акватория для экологического баланса Азовского моря, многие рыбы, в том числе дельфины, плавают откармливаться в Азов, затем возвращаются в Черное море. «Скорее всего, мосты построят не по косе Чушка, где сейчас паромная переправа, а продолжат отсыпку косы Тузла, соединят ее с одноименным островом в проливе и оттуда начнут городить конструкции. Это может вызвать негативные последствия для всего Таманского залива. Коса Тузла была исторически размыта, а Таманский залив имеет прямое сообщение с Черным морем», — сообщил эколог.

Среди других вероятных проблем представитель ЭкоВахты отметил рост браконьерства в Азовском море — до недавних событий оно не было разграничено, не определены рыболовные участки России и Украины, поэтому стороны друг друга сдерживали в вопросах рыболовства с помощью квот и пограничного контроля. «На сегодняшний день пограничники — единственная структура, которая более-менее эффективно боролась с браконьерством. МВД все время, наоборот, это дело «крышевало». Уберут пограничников — произойдет всплеск незаконного вылова рыбы, что может подорвать и без того малочисленную популяцию осетровых, оставшуюся на Азовском море», — предупреждает Шевченко.

Далее — нефтегазовые компании войдут на морской шельф вокруг Крымского полуострова. Если раньше проекты бурения для добычи углеводородов разрабатывались вблизи российской границы, то сейчас ничто не помешает им заниматься разработкой в любой точке – море фактически станет внутренним водоемом нашей страны.

Рыбаки затянут пояса

«На украинской территории есть ряд особо охраняемых природных территорий, в том числе международного значения. Например, на Сиваше. Природоохранное законодательство принималось властями Украины и есть опасение, что теперь его никто не признает. Это может закончиться строительством VIP-дач, как на побережье Краснодарского края», — заключил эколог.

«Если Украина закроет свои границы, то сбыт всей азовской рыбы придется на российский рынок. Некоторым рыбакам — и крымским, и российским — придется закрыться, — читает председатель Азово-Черноморской ассоциации рыбопромышленников Юрий Атанов. — Такой объем мелкой рыбы, который может хлынуть на российский рынок — кильки, тюльки, бычка — не востребован. Даже наши рыбаки, работающие в Краснодарском крае, имеют трудности со сбытом».

Вместе с тем представитель рыболовов не согласен с экологом Шевченко: «Плюсом станет то, что в Азовском море наконец-то наведут порядок. Там не будет столько украинских браконьеров, работавших под вывесками научных судов. Часть из них начнут работать по российским законам, в Украине останется еще примерно 25 судов в Мариуполе и Бердянске, которые, возможно, продолжат промышленный лов под прикрытием научного». Атанов подчеркнул: сегодня контроль над добычей водных биологических ресурсов возложен на структуры ФСБ, «там все четко, прозрачно и законно. Думаю, это улучшит контроль над промыслом».