Педагогическая вендетта

Педагогическая вендетта

Спустя неделю после выхода статьи герою материала — преподавателю общеобразовательной школы предложили уволиться.

Напомним, что речь в материале шла об истории пятилетней давности. Тогда в отношении учителя общеобразовательной основной школы № 12 поселка Малая Горка Мартыновского района Алексея Шкурина возбудили уголовное дело по статье «Ненадлежащее исполнение своих обязанностей по отношению к несовершеннолетним и жестокое обращение с учащимися с применением методов физического и психологического воздействия». В основе обвинения лежала анонимка. По словам самого Алексея Шкурина, уголовное дело в отношении него было полностью сфабриковано с целью снять его кандидатуру с выборов в представительные органы местного самоуправления.

В итоге дело дошло до суда. Несмотря на то что в ходе судебных слушаний свидетели обвинения отказались от своих показаний, якобы данных ими в ходе следствия, и официально заявили об отсутствии претензий к школьному учителю, педагога все же признали виновным. Алексею Шкурину присудили штраф в размере пяти тысяч рублей и на год отстранили его от занимаемой должности.

В течение пяти последних лет принципиальный педагог пытался доказать свою невиновность. После того как правоохранительные органы отказали ему в официальной проверке материалов следствия, учитель за собственные средства провел несколько дорогостоящих экспертиз протоколов дознания. В итоге доказал, что два из них были фальсифицированы. В отношении одного из дознавателей возбудили уголовное дело по статьям «Служебный подлог» и «Фальсификация результатов и доказательств». Но к ответственности специалист дознания так и не была привлечена, так как дело прекратили по истечении сроков давности.

Тем временем в мае 2010 года Алексей Шкурин вернулся на прежнюю работу в школу № 12 поселка Малая Горка. Но 20 сентября нынешнего года, спустя неделю после публикации в «МК на Дону», его неожиданно вызвал к себе директор школы и показал предписание прокуратуры с требованием уволить педагога. В документе значилась ссылка на федеральное законодательство, не допускающее к занятию педагогической деятельностью лиц, имевших судимость. Предписание прокуратуры датировалось 23 июля 2013 года, но, по словам руководителя общеобразовательного учреждения, в школу документ поступил только в августе. При этом в своем предписании Мартыновская прокуратура требовала не только уволить Алексея Шкурина, но и привлечь к дисциплинарной ответственности директора школы № 12 Геннадия Черепкина за допущенные нарушения федерального законодательства. Тем не менее директор школы не спешил выполнять предписание надзорного ведомства и заявил о нем Алексею Шкурину только после выхода публикации в газете. Сам директор поясняет свою нерасторопность нехваткой педагогических кадров в сельских школах, а также тем фактом, что до выслуги лет Алексею Шкурину остается всего три месяца, и увольнять учителя в подобной ситуации было бы несправедливо.

Между тем возникает вопрос к самой прокуратуре. Напомним, что проштрафившийся учитель вернулся к профессиональной деятельности в школе в мае 2010-го. Так почему все эти годы сей факт надзорное ведомство никак не волновал? Закон предусматривает индивидуальный порядок рассмотрения вопроса педагогической деятельности бывших осужденных. Алексея Шкурина положительно характеризует руководство школы, да и со стороны учащихся с мая 2010 года не было никаких нареканий. Так что же заставило прокуратуру внезапно требовать его увольнения? Как пояснили «МК на Дону» в самом надзорном ведомстве, данное предписание выдано исключительно с целью защиты учащихся:

— В настоящее время Алексей Шкурин работает все в той же школе, где и по сей день учатся подростки, проходившие потерпевшими по делу педагога, — заявили нам в областной прокуратуре.

Однако Алексей Шкурин утверждает обратное:

— Эти ребята еще в 2011 году благополучно покинули стены общеобразовательной школы и в настоящее время учатся в училище.

Спустя неделю после выхода статьи герою материала — преподавателю общеобразовательной школы предложили уволиться.

Напомним, что речь в материале шла об истории пятилетней давности. Тогда в отношении учителя общеобразовательной основной школы № 12 поселка Малая Горка Мартыновского района Алексея Шкурина возбудили уголовное дело по статье «Ненадлежащее исполнение своих обязанностей по отношению к несовершеннолетним и жестокое обращение с учащимися с применением методов физического и психологического воздействия». В основе обвинения лежала анонимка. По словам самого Алексея Шкурина, уголовное дело в отношении него было полностью сфабриковано с целью снять его кандидатуру с выборов в представительные органы местного самоуправления.

В итоге дело дошло до суда. Несмотря на то что в ходе судебных слушаний свидетели обвинения отказались от своих показаний, якобы данных ими в ходе следствия, и официально заявили об отсутствии претензий к школьному учителю, педагога все же признали виновным. Алексею Шкурину присудили штраф в размере пяти тысяч рублей и на год отстранили его от занимаемой должности.

В течение пяти последних лет принципиальный педагог пытался доказать свою невиновность. После того как правоохранительные органы отказали ему в официальной проверке материалов следствия, учитель за собственные средства провел несколько дорогостоящих экспертиз протоколов дознания. В итоге доказал, что два из них были фальсифицированы. В отношении одного из дознавателей возбудили уголовное дело по статьям «Служебный подлог» и «Фальсификация результатов и доказательств». Но к ответственности специалист дознания так и не была привлечена, так как дело прекратили по истечении сроков давности.

Тем временем в мае 2010 года Алексей Шкурин вернулся на прежнюю работу в школу № 12 поселка Малая Горка. Но 20 сентября нынешнего года, спустя неделю после публикации в «МК на Дону», его неожиданно вызвал к себе директор школы и показал предписание прокуратуры с требованием уволить педагога. В документе значилась ссылка на федеральное законодательство, не допускающее к занятию педагогической деятельностью лиц, имевших судимость. Предписание прокуратуры датировалось 23 июля 2013 года, но, по словам руководителя общеобразовательного учреждения, в школу документ поступил только в августе. При этом в своем предписании Мартыновская прокуратура требовала не только уволить Алексея Шкурина, но и привлечь к дисциплинарной ответственности директора школы № 12 Геннадия Черепкина за допущенные нарушения федерального законодательства. Тем не менее директор школы не спешил выполнять предписание надзорного ведомства и заявил о нем Алексею Шкурину только после выхода публикации в газете. Сам директор поясняет свою нерасторопность нехваткой педагогических кадров в сельских школах, а также тем фактом, что до выслуги лет Алексею Шкурину остается всего три месяца, и увольнять учителя в подобной ситуации было бы несправедливо.

Между тем возникает вопрос к самой прокуратуре. Напомним, что проштрафившийся учитель вернулся к профессиональной деятельности в школе в мае 2010-го. Так почему все эти годы сей факт надзорное ведомство никак не волновал? Закон предусматривает индивидуальный порядок рассмотрения вопроса педагогической деятельности бывших осужденных. Алексея Шкурина положительно характеризует руководство школы, да и со стороны учащихся с мая 2010 года не было никаких нареканий. Так что же заставило прокуратуру внезапно требовать его увольнения? Как пояснили «МК на Дону» в самом надзорном ведомстве, данное предписание выдано исключительно с целью защиты учащихся:

— В настоящее время Алексей Шкурин работает все в той же школе, где и по сей день учатся подростки, проходившие потерпевшими по делу педагога, — заявили нам в областной прокуратуре.

Однако Алексей Шкурин утверждает обратное:

— Эти ребята еще в 2011 году благополучно покинули стены общеобразовательной школы и в настоящее время учатся в училище.